Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
писарчук vip
04.11.2011 21:01:03

Сусана и старцы

 

Дом всем известного главбуха Эрдмана выходил на улицу Счастливую. Красивый был дом – прямо дворец. И на какие деньги Борис Исаакович его выстроил, кто теперь скажет. То стояла себе старая развалюха, а вдруг - такой домина.
И жил там Борис Исаакович не один. А как положено – с женой и дочерью. Жену Ревекой звали, а дочь Сусанной. Красивая девочка. Когда дошкольницей была, местный кондитерский хотел даже шоколадки с её портретом выпускать. Уже и фото выкупил, только что-то там не сложилось, как надо – вот и осталась Сусанна без именного шоколада.
А сладкое она очень любила. Бывалоча, задумается, так целую коробку грильяжа в шоколаде и умнёт за час. Любил Борис Исаакович дочку, ничего для неё не жалел. Сама, словно канатоходец над пропастью ходил, а дочке то норковую шубу, то путёвку на курорт.
Пенсионер и общественник Василий Петрович Несгибаемый любил по улице Счастливой пройтись. На людей и себя показать. Был он человеком честным и праведным. Чужого не желал, а за государственное добро, аки пёс цепной вступался. Был он человеком праведным, но вот однажды.
Вздумалось в тот день Сусанне Борисовне в бассейне поплавать. Не каждому так везёт персональный бассейн иметь. А надо сказать, что Борис Исаакович стены возвёл просто-таки крепостные. Его дом могли года два не сдавать – крепкий был, что твой Кремль. Только вот был недостаток один. Одна из бойниц аккурат на бассейн выходила.
Попутал бес честного пенсионера Несгибаемого. Прильнул он к бойнице, смотрит – дева неземной красоты, и в чём мать родила. Взыграла тут у Василия Петровича партийная совесть, она у него в правом брючном кармане находилась, где он партбилет хранил, и всюду его показывал – контролёрам в транспорте, соседским мальчишкам, участковому тоже показывал.
Так вот увидал Василий Петрович Сусанну, и подумалось ему: «Да с такими-то телесами второй БАМ можно построить, и Магнитку возвести. А она тут аки Царевна Лебедь прохлаждается.
Ничего не заметила дочь бухгалтерская. Поплавала себе. Поиграла отростком своим девичьим. А старик пошёл домой и без снотворного заснуть не мог.
А как заснул и во сне эту деву-бесстыдницу видел.
На следующее утро решил он к своему партийному товарищу Неподкупномузаглянуть. Про разложение материальное товарища Эрдмана рассказать. Выслушал его товарищ. Взял он фотоаппарат свой – ему его в лотерею выиграть позволили. И отправились друзья партийцы к заколдованному дому.
Залезли они и ждут.
А Сусанна заметила стариков, засмеялась и думает, что делать. Показаться им или пускай так без показа проводят день.
Увидал партийный товарищ красоту зазаборную. Стало ему обидно за честь поруганную. Это же, сколько можно было детских площадок для детей построить. А деву эту бесстыжую надо к ногтю прижать. Вот скажем, что она нас соблазняла.
Сусанна смеялась, смеялась, а всё-таки не выдержала, вышла во двор.
Тут её фотолюбитель партийный и заснял во всей красе.
А на следующий день в местной газете фотографии появились.
И бассейн, там и сарай каретный для экипажей безлошадных, и Сусанна, слово бы богиня олимпийская.
Увидал это всё Борис Исаакович, занервничал. А как народ спросит, откуда у него такое богатство. Дядей того у него в Америке не было, а деньги эти он по заводским сусекам наскрёб, так можно было не то что Колобка слепить, Дворец Царский.
Решил он дочь прораспросить. Повинилась ему во всём Сусанночка. И про старцев всё без утайки рассказала.
Решил Борис Исаакович ва-банк пойти. Стал он старцев тех компроматом ругать. Дескать, домогались старцы сии дочери его непорочной. А Сусанна всё рассказала, какие чувства испытывала, когда на неё объектив наводили, как едва в бассейне не утонула.
В общем, обвини товарища Несгибаемого и товарища Неподкупного. Собрался народ в ДК. Стали суд проводить. Судья приехал – Соломон Матвеевич. Шушукался народ, предположения строил – что да как обернётся.
Был Соломон Матвеевич очень дотошным. Всех выслушал, все показания к сведению принял. Даже Сусанну вызвал. Пришла Сусанна. Одета она по самой малости. Грудь волнуется, губы дрожат. Всё напоказ – ничего для народа не жалко.
Посмотрел на неё Соломон Матвеевич, головой покачал.
И решил.
Теперь кто по улице Счастливой пройдёт одну только землянку и видят. Да старика со старухой. Старик рваные сети починяет, а старуха у разбитого корыта сидит, да думу думает

 

КОММЕНТАРИИ (1)
ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ
ЖЗМ 
05.03.2018 05:25:47