Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
mamalukabubu 
24.08.2011 18:14:18

Лилит

Она была очень старой, настолько старой, что помнила запах мокрой глины, из которой Господь сотворил Адама. Память ее была бездонна, однако воспоминания не тяготили ее, она скользила по поверхности времени подобно гладкой льдине, столь гладкой, что время не оставляло на ней своих следов. Она существовала в бесконечно длящемся мгновении, в обособившемся мире, в котором «сейчас» было так же бессмысленно, как «здесь», «вчера» и «завтра». В этой застывшей тусклой холодной данности царила только ее всепобеждающая, вышедшая из огня красота, неподвластная времени, не подверженная тлену. Омытая водами Красного моря, запечатленная в миллионах глаз, эта греховная красота обращала в прах всех, кто смел к ней прикоснуться — она вселяла вожделение, проникала в сны, порабощала тела, сеяла смерть и рождала демонов.

Когда она чувствовала, что под ее ослепительной оболочкой с сухим шорохом начинает ворочаться ее древняя сущность, алчная, гибельная, требующая очередного жертвоприношения, в глазах ее начинал плескаться жидкий огонь, поры источали похоть, а нутро сочилось сладким ядом.

Ему казалось, что она скакала на нем несчетное количество лет, так долго, что он вспенился от пота и крови. Он потерял счет времени, и ей приходилось хлестать его по лицу, чтобы вернуть сознание на поверхность. Ее гладкие сильные бедра заключили его в смертельный капкан, колени больно стискивали ребра. Он бился в конвульсиях, его то поднимало над землей, то бросало в пропасть. Ее ледяные пальцы танцевали на его коже, острые ногти впивались в плоть, заставляя ее сочиться кровавыми слезами. Истерзанный болью и желанием, он сдерживал слезы боли, но не сдерживал стоны наслаждения, которое заглушало эту боль. Она насаживалась на него все глубже, и с каждым новым толчком ему казалось, что он безвозвратно погружается в черный ледяной хаос. Несмотря на то, что он был весь в поту, он чувствовал, как безнадежно холодно у нее внутри.

— Шшшшссссссссс, — с тихим свистом раздвоенный язык показался из ее рта и начал сладострастно ощупывать воздух, напоенный ароматом тлена и похоти. Она склонилась над самым его лицом, схватила за волосы и заставила открыть глаза. В ее зрачках плясало пламя тысяч преисподних, губы кривились в яростной гримасе, тонкое жало языка, трепеща, заползло ему в рот, заставив его тело забиться в судорогах. И в то же самое мгновение, когда он захлебнулся в крике и оргазме, его глаза перестали видеть, и он престал быть. И в то же самое мгновение, когда она жадно впитала в себя последнюю каплю его семени, за ее спиной взмыли ввысь черные крылья, и сто младенцев умерли, и сто женщин стали бесплодными, и сто мужчин засмеялись во сне.
 

КОММЕНТАРИИ (1)
ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ
ЖЗМ 
05.03.2018 05:25:47