Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
писарчук vip
25.07.2011 20:24:39

Бабушкин ритуал. На конкурс

 

Лёля запомнила его на всю жизнь
Всё началось, когда ей было десять лет, и она, сияя от восторга, прибежала из школы, желая похвастаться новеньким алым галстуком.
Бабушка пила чай.
Оглядев внучку, она нахмурилась и прогудела:
«Вступила?».
Голос бабушки напомнил пароходный гудок. Лёля знала, как гудят пароходы.
«Ну, так это надо отметить» Сейчас я только водицу вскипячу».
Лёля привыкла доверять бабушке. Та зачем-то набрала ведро кипятка, разбавила его холодной водой и поманила внучку за собой.
Лёля пожала плечами, но всё же пошла за бабушкой.
Та завела её в детскую и велела раздеваться.
Лёля ещё не научилась перечить взрослым. Ей даже стало любопытно, что будет потом, когда она разденется.
Бабушка между тем достала тёмно-салатную клеёнку и стала расстилать её по матрасу.
Только теперь Лёля заметила, что её постель разобрана, и вместо аккуратно застеленной постели – всего лишь голый матрас.
Сердце у девочки быстро забилось.
«Бабушка, не надо меня бить!».
А кто сказал, что я тебя бить собираюсь. Я тебя милая по иному учить стану. Давай ложись, На спину сначала, потом на живот перевернёшься. И смотри, не смейся.
Лёля легла на спину. Она крепко зажмурилась, как велела ей бабушка.
Авдотья Романовна стала медленно обмывать тело внучки. Она дотрагивалась до детской кожи и вздыхала. Прошлое вставало перед глазами этой женщины.
Лёля едва сдерживалась, чтобы не засмеяться. То, что казалось ей таким страшным, вдруг стало очень смешным. Бабушка наверняка решила поиграть с ней.
Когда-то маленькую Дуню также клали под иконы и медленно и неторопливо омывали. Дуньке это нравилось – вода была заговоренной.
Она привыкла к этому нехитрому ритуалу. Старшие говорили, что-то про мёртвую и живую воду, и что всякий человек раз в неделю должен так символически умирать, дабы всегда помнить о близости смерти. Дунька помнила о ней всегда. Умереть можно было, упав на острые вилы, или попав на рога взбесившемуся быку, или просто угореть в бане.
Дуньке хотелось быть вновь живой. Она привыкла к этому ритуалу, и теперь глядя на свою внучку, вспоминала своё, почти забытое, детство.

- Бабушка, а ты маму тоже так мыла?
- Маму я не мыла. Маму мне дедушка мыть не давал. Темной обзывал. Дедушка партийным был – а партийные в Бога не веровали.
- Так, это всё для Бога? А Клавдия Романовна говорит, что Бога нет, что его глупые люди выдумали.
- Дура она твоя Клавдия Романовна, – в сердцах проворчала Авдотья Романовна.
Ей было немного стыдно за «названную сестру».
- Бабушка, а ты теперь каждую неделю будешь меня так мыть?
- Да внученька. Каждую неделю…

Лёля теперь помнила почти все свои обмывания. После них она ощущала, словно бв заново рожденной. Старое и мерзкое уходило прочь, оно умирало – словно бы бабушкина мочалка смывала все горести с её кожи.
Это было лучше, чем мыться под душем или ванне. Лёля не могла понять, что заставляло её сидеть в воде и делать её ещё грязнее. Теперь она понимала, что-то более важное.

Только одного боялась Лёля, что бабушка скоро умрёт.
Боялась, что она останется одна, кто тогда будет желать её бессмертной?


КОММЕНТАРИИ (1)
ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ
ЖЗМ 
05.03.2018 05:25:47